Бизнес портал Alti.ru

  Добавить сайт в избранное

 

Кредитование:

Ипотечное кредитование

Потребительское кредитование

Кредиты для бизнеса

Условия кредитования

Кредитные карты

Автокредит

Банки

Лизинг

Готовый бизнес

Бизнес планы

Кредитование

Инвестиции

Финансы

Договора

Бизнес идеи

Должностные инструкции

Страхование

Публикации




Особенности международного франчайзинга

Среди разнообразных сделок, заключаемых предпринимателями, есть так называемые сделки франчайзинга. В разных странах понятие «франчайзинг» имеет свое содержание. Но можно постараться дать обобщенную характеристику этого вида сделок.

Под «франчайзингом» в международной коммерческой практике понимается вид предпринимательской деятельности, осуществляемой на основе договора, по которому одна сторона - франчайзер (franchisor) - передает другой стороне – получателю франшизы (franchisee) в границах определенного рынка и за вознаграждение право использовать в предпринимательской деятельности «франшизу», особый комплекс имущественных и неимущественных прав, который может включать в себя фирменное наименование, товарный знак, иные объекты промышленной и интеллектуальной собственности, технические знания, «ноу-хау».

Юрист Аркадий Ли:

Уже 11 лет в российском законодательстве существует правовой институт – коммерческая концессия, - являющийся, по сути, аналогом франчайзинга. Отношения коммерческой концессии урегулированы в главе 54 ГК РФ. Учитывая, что практика применения института коммерческой концессии в России только начинает складываться, представляется интересным обратиться к зарубежному опыту.

Сделки франчайзинга часто носят транснациональный характер. Например, франчайзер может иметь офисы в России, Австралии или США, а получатель франшизы может находиться (is domiciled) в Германии. В этом случае отношения сторон такой сделки подпадают под действие норм международного частного права, что обуславливает возможность выбора сторонами применимого к договору права и судебной юрисдикции. Однако, может случиться так, что к договору будет применяться не право, выбранное сторонами, а право другого государства. Рассмотрим ситуацию, с которой столкнулась одна немецкая фирма, заключившая сделку с иностранным партнером-франчайзером, находившимся не в Европе.

Немецкое законодательство допускает, что стороны, которые заключают внешнеэкономическую сделку, могут выбрать применимое к ней право. Как правило, франчайзер добивается того, чтобы в качестве применимого права в договоре было указано право страны местонахождения самого франчайзера. Если франчайзер находится не в Европе, а получателем франшизы является немецкая фирма, то в контракт включается условие, что спор может быть рассмотрен в немецком суде, если промышленной собственности франчайзера будет причинен какой-либо вред, поскольку это позволяет ему оперативно и эффективно реагировать на нарушения своих прав.

Согласно гражданскому праву Германии, при определенных обстоятельствах получатель франшизы имеет право заявить иск франчайзеру о компенсации своих убытков в связи с прекращением договора. Правовым основанием для предъявления такого иск служит статья 89 "б" Торгового Кодекса Германии, в которой говорится о торговом представительстве. Поскольку правовое положение получателя франшизы во многом сходно с правовым положением торгового агента, то, по логике, указанная статья может применяться к правоотношениям франшизы по аналогии.

Развитие законов о торговом представительстве оказывает прямое влияние на регулирование отношений, касающихся франшизы.

В суде
Недавно Высший региональный суд Мюнхена, рассматривая американо-германский договор о торговом представительстве, в котором содержалось условие о подсудности споров суду США, установил, что такая оговорка не может исключить применение императивных норм (т.е. таких норм, отступление от которых не допускается) немецкого законодательства о праве агента на компенсацию. Из принятого судом решения следует, что при данных обстоятельствах торговый агент имеет право предъявить американской фирме иск в Германии, а не в США.

Истец являлся торговым агентом и имел местонахождение недалеко от Мюнхена. Американская фирма (ответчик) находилась в Калифорнии. Согласно договору, заключенному в 1998 году, агент продавал продукцию ответчика в Германии и Австрии. По договору применимым правом являлось право Калифорнии, и споры решались в суде этого штата. В 2004 году американская сторона расторгла договор. Агент потребовал компенсировать возникшие в связи с таким расторжением убытки и подал иск на основании ст. 89 "б" Германского Торгового Кодекса в региональный суд Мюнхена, который отказал в приеме иска, считая, что данный спор подсуден не ему, а калифорнийскому суду.

По жалобе на решение регионального суда, поданной истцом, Высший региональный суд Мюнхена постановил - торговый агент вправе подать иск в немецкий суд исходя хотя бы из того, что ответчик имеет имущество на территории Германии. Суд решил, что право агента требовать компенсации регулируется императивными нормами международного европейского права, действие которого не может быть исключено сторонами путем выбора другой правовой системы. Императивные нормы немецкого права, касающиеся выплаты торговым агентам компенсации, не могут быть изменены по соглашению сторон договора, если выбранное сторонами право лишает агента права требовать уплаты соответствующей компенсации. Высший суд Мюнхена указал на то, что существует сильное сомнение относительно того, что калифорнийский суд будет применять императивные нормы законодательства Германии о компенсации, поскольку в договоре стороны подчинили свои отношения действию калифорнийского права.

Исходя из этого решения Высшего регионального суда Мюнхена, можно сделать некоторые выводы. Суд определил, что существует сильная вероятность того, что императивные нормы законодательства Германии, касающиеся вопросов уплаты компенсации торговым агентам, не будет применяться судом Калифорнии. Его решение имеет значение для тех агентских соглашений, в которых стороны выбрали в качестве применимого неевропейское право и подсудность споров за пределами Европейского Союза.

Вопрос о том, сможет ли торговый агент принудительно исполнить вынесенное европейским судом решение не рассматривается и сам по себе является отдельным вопросом.
Пока это решение, вроде бы, не имеет непосредственного отношения к франшизе. Можно согласиться с тем, что получатель франшизы, подобно торговому агенту, имеет право требовать компенсации на основании статьи 89 "б" Германского Торгового Кодекса. Однако по немецкому праву такой иск может быть заявлен только путем применения норм о торговом представительстве (агентских соглашениях) по аналогии. Статья 89 "б" является императивной нормой международного частного права только в отношении торговых агентов. Это обусловлено тем, что она появилась вследствие принятия Европейским Союзом специальной директивы о торговых агентах, действие которой распространяется не на любых агентов, занимающихся продажей, а только на торговых агентов (Директива № 86/635 от 18 декабря 1986 года).

Упомянутая Директива не регулирует отношения, связанные с франшизой, и поэтому требование получателя франшизы о выплате компенсации на основании статьи 89 "б" по аналогии для европейского суда не образует императивной нормы международного частного права. Если стороны установят, что к договору применяется право какой-нибудь неевропейской страны, то в этом случае получатель франшизы не вправе подать в Германии иск о компенсации, так как немецкий суд не будет обладать соответствующей юрисдикцией.

Тем не менее, даже в отсутствие решения судебных органов европейских стан по этому вопросу можно предположить, что германский суд будет квалифицировать компенсацию получателя франшизы как часть императивного права Германии, что повлечет вынесение соответствующего решения.

Изучение практики применения законодательства о франчайзинге в Европе может быть полезным для российских компаний, заключающих указанные договоры с европейскими партнерами.